Литовская школа фотографии

Расцвет фотографии 1970-х годов тесно связан с явлением так называемой «литовской школы фотографии». Термин был введен двумя московскими искусствоведами, Анри Вартановым и Константином Вишневским, в их «Советском фотообзоре» выставки «9 литовских фотографов».

            

Движение гуманистической фотографии, развившееся на Западе после Второй мировой войны, оказало влияние на литовских художников. Подобно западным гуманистам, таким как француз Анри Картье-Брессон, австриец Эрнст Хаас, венгр Роберт Капа и американец Рассел Ли, их привлекали темы и мотивы, раскрывающие метафорические образы человеческой жизни: детство, юность, старость, любовь, красота, мимолетность. Например, фотография Суткуса «Motinos ranka» («Рука матери», 1966), на которой изображена девочка, обнимающая руку матери, стала метафорой материнской любви. Образ старухи среди цветущих деревьев Ракаускаса из серии «Žydėjimas» («Цветение») передает красоту и хрупкость человеческой жизни. Сами названия серий фотографий Ракаускаса («Цветение», «Нежность» и т. д.) сами по себе служат метафорами. 

                                     

Антанас Суткус, «Motinos ranka» («Рука матери»), 1966

                                       

Ромуальд Ракаускас, из серии «Цветение», 1974 – 1984.

                                                                            

Тем не менее, литовских фотографов отделяли от их западных коллег-гуманистов обстоятельства, продиктованные политическим контекстом. На фоне советской идеологии 1960-х годов и литература, и искусство были вынуждены овладевать эзоповским языком: умением выразить мысль, не привлекая внимания цензора, чтобы произведение искусства действительно могло дойти до публики. Таким образом, различные визуальные метафоры стали чрезвычайно полезными. По словам Кунчюса, «строгого контроля не было — можно было создать что угодно и убрать в ящик. Но если вы хотели показать что-то публично, вам приходилось приспосабливаться. Мы были осторожны. Когда мы фотографировали, нам приходилось думать и быть осторожными».

                                        

Альгимантас Кунчюс, Вильнюс, 1984.                           

                                                 

Другое отличие заключалось в том, что литовских фотографов больше, чем их западных коллег, интересовала деревенская жизнь. Причину интереса к провинциальной жизни в 1960-х можно объяснить общим политическим и культурным контекстом: правительство стремилось уменьшить разрыв между городом и деревней, поэтому поддерживало изучение этой темы в литературе, искусстве и фотографии. Многие фотографы также чувствовали близкое родство с деревнями, в которых они выросли, поэтому у них было обостренное чувство цикличности времен года, знание психологии среднего сельского жителя, и они знали, как подойти к сельским жителям и убедить их позировать на камеру.

                                    

Обложка: Фотограф Римальдас Викшрайтис, Спящий кот. Из серии «Гримасы утомлённого села».